Mercedes-Agusta: Взгляд Джованни Кастильони

12 февраля 2015

Чужой успех не остается безнаказанным. После того, как семья Кастильони заполучила обратно компанию MV Agusta, выплатив прежнему владельцу – концерну Harley-Davidson – символические три евро, ей удалось почти в пять раз поднять производство и добиться спортивных успехов. После чего скептики занялись прикидками: кто захапает компанию на этот раз? Китайцы? Индийцы? Русские? Арабы?.. 


Mercedes-Agusta: Взгляд Джованни Кастильони

Выпуск:
Журнал «МОТО» – февраль 2015

Автор:
Алан КАТКАРТ, перевод Александра Воронцова, фото Кела ЭДЖА

Просмотры:
2164

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями:

Но все завершилось ко всеобщему удовольствию: 31 октября 2014 года было объявлено, что 25 % акций MV Agusta приобрел один из крупнейших производителей – но не двух, а четырех колес. Формальным владельцем доли итальянской фирмы стало отделение по производству динамичных престижных автомобилей Mercedes-AMG, входящее в состав концерна Mercedes-Benz, в свою очередь принадлежащего холдингу Daimler-Benz. Что привело к этой сделке и каковы окажутся ее плоды? Об этом я беседую с президентом MV Agusta Джованни Кастильони.


Джованни, пресс-релиз я читал. Но расскажите, пожалуйста, своими словами, как сложился союз с Mercedes-Benz и что он принесет? 

Все произошло почти случайно! Вы знаете, что я большой любитель не только мотоциклов, но и автомобилей. Но если в своей любви к двум колесам я ограничен маркой MV Agusta, то в четырех у меня есть выбор! У меня было несколько автомобилей Mercedes-AMG, и чуть больше года назад, как лояльный покупатель, я получил приглашение посетить завод. Я был настолько впечатлен увиденным, что тут же заказал еще один AMG – и завязал полезные контакты. Прошло несколько месяцев, и я с новообретенными знакомыми начал обсуждать вопрос: а не может ли знакомство перерасти в партнерство? Два престижных бренда, в разных, но близких рыночных секторах – мы могли бы выстроить общую стратегию. После жарких дискуссий о возможном сотрудничестве в области продаж и маркетинга мы пришли к выводу, что для успеха надо жениться! Так что Mercedes-AMG приобрел 25 % акций нашей компании, и мы подписали долгосрочное соглашение о кооперации в области сбыта и маркетинга. MV Agusta и Mercedes-AMG подходят друг другу просто идеально: два люксовых бренда, отличающихся великолепным дизайном, высокой динамикой и спортивными успехами. Наши партнеры помогут нам и в глобальном расширении сбыта, и в укреплении позиций в нашем рыночном секторе. А мы укрепим лидерство Mercedes-AMG в нише динамичных машин, предоставив им двухколесный эквивалент их четырехколесной продукции. 


А не хотели немцы купить MV Agusta целиком? 

Нет, об этом не было и речи. Они отлично знали, что я не продам MV Agusta. Я люблю разрабатывать и производить мотоциклы и хочу делать это сам. 


А почему же тогда вы продали 25 % акций, зная, что теперь новый партнер будет постоянно заглядывать вам через плечо? 

Потому что теперь мы будем развиваться быстрее. Посмотрите, сколь многого мы добились всего за несколько лет. MV Agusta – один из самых известных итальянских мотоциклетных брендов, возможно, самый известный, если учесть 75 чемпионских титулов и 270 побед в гонках Гран-при. Но не забудьте, сколь рисковала наша семья, возродив марку 20 лет назад. Когда мы продали Ducati в 1996 году, она производила 30 000 мотоциклов ежегодно – в десять раз больше, чем когда мы ее купили. Но в случае с MV Agusta мы вообще начинали с нуля! А сейчас мы делаем почти 10 000 мотоциклов ежегодно, – но сможем выпускать еще больше, получив дополнительные ресурсы. Наш потенциал чрезвычайно высок, но в некоторых странах нам не хватало узнаваемости бренда, в других – достойной сбытовой сети. Союз с Mercedes- AMG – это коммерческий форсаж. 


Немцы помогут вам и в техническом плане? 

Не на этом этапе. Пока мы не ставили такой цели. 


Вы сказали, что никогда не продадите MV Agusta целиком – но не может ли сложиться так, что Mercedes-AMG выкупит еще 24 % акций, сохранив за вами контрольный пакет, как это произошло в случае KTM-Bajaj и EBR-Hero? 

Нет, в этом нет смысла. Я не спекулянт, который стремится выжать из компании максимум прибыли. И я не хочу наращивать производство до бесконечности – думаю, что мы должны выпускать ограниченное количество мотоциклов. У меня другие цели: я хочу делать отличные мотоциклы и я хочу выиграть чемпионат мира. 


Вы начали реорганизацию сети сбыта еще до союза с Mercedes-AMG? 

Да, сбыт был для нас большой проблемой, и я рад, что мне удалось найти решение – назначить локального менеджера для каждой страны. Он отвечает за работу с дилерами. Так, в Великобритании у нас дела обстояли не лучшим образом, пока мы не назначили локального менеджера – Марка Франклина. Он за год поднял продажи на 100 мотоциклов – до 500 машин в 2014 году, нашел 25 новых дилеров, и мы надеемся вскоре продавать там по 700–800 аппаратов ежегодно – ведь экономическая ситуация в Великобритании выглядит неплохо на фоне других европейских стран. В прошлом году мы нашли локальных менеджеров и для других стран – для Франции, США, Юго-Восточной Азии. Я немало вложил в развитие сбытовой сети, контролируемой непосредственно из Италии, и уверен, что это приведет к лучшему обслуживанию наших покупателей – и к увеличению продаж. Все в выигрыше. 


2014 год был для вашей компании удачным?

Конечно – и он стал бы еще лучше, если бы нам удалось победить в чемпионате Supersport. Клюзель старался изо всех сил – но все же недостаточно. Посмотрим, что будет в этом году… 

Теперь вы стали фанатом мотогонок – а ведь два года назад вы заявляли мне: «Нет-нет, в отличие от моего отца я совсем не интересуюсь гонками». 

Ха! Вредные привычки легко заполучить – и потом от них уже не избавишься… 


С коммерческой стороны год тоже был хорошим? 

Да, мы продали более 9000 мотоциклов, на 20 % больше, чем в 2013 году. А ведь в 2009-м, когда компания принадлежала концерну Harley-Davidson, мы выпустили всего 2200 машин. Но в 2014 году продали бы еще больше, если бы смогли выполнить все заявки на Dragster. Ведь первоначально мы хотели сделать всего 500 аппаратов этой модели, но выпустили 1700, а заявок собрали на 2200 – еще для 500 машин просто не хватило производственных мощностей. Но это гораздо лучше, чем сидеть с нераспроданными мотоциклами. Надеемся в этом году преодолеть 10‑тысячную планку – впервые в истории MV Agusta. 


На какой объем производства вы стремитесь выйти? 

15 000 мотоциклов в год – не больше. Из них 10–12 тысяч трехцилиндровых машин, остальные – более дорогие четырехцилиндровые. Впрочем, все наши аппараты недешевые, зато высокодинамичные и высококачественные. Мы не можем делать дешевые мотоциклы: я не знаю как, да и знать не хочу. Мы хотели было сделать бюджетную модель, выпустив 675‑кубовый аппарат, но он быстро трансформировался в 800‑кубовые машины и такие деликатесы, как Dragster RR. Вот такие мотоциклы мы должны производить – и высокий спрос подтверждает мою правоту. 


Сколько человек у вас работает? 

Двести шестьдесят, из них 190 – в проектном и гоночном отделах. Получается, мы не столько промышленная, сколько проектная компания! 


Каковы ваши планы на будущее? 

Этот год очень важен для нас: мы впервые внедряемся в сегмент туристических мотоциклов. Это Turismo Veloce – прекрасный аппарат, и к тому же весьма практичный – и Stradale, подлинный шедевр, который стал сюрпризом недавней EICMA, а это, поверьте, непросто во времена вездесущего интернета. 


Почему Turismo Veloce выходит на рынок только сейчас – ведь он был показан еще на EICMA-2013? 

Во-первых, мы хотели выйти на рынок сразу с двумя туристическими моделями – одна для дальних поездок, другая для коротких. Во-вторых, решили для Turismo Veloce серьезно переработать 800‑кубовый мотор. Мы изменили фазы газораспределения, подъем клапанов и выпускную систему с тем, чтобы поднять крутящий момент на 20 % в диапазоне от 3000 до 9000 об / мин – хотя и за счет падения максимальной мощности со 125 до 110 л.с. Кроме того, мы поставили квикшифтер, работающий в обе стороны – впервые для мотоциклов средней кубатуры. 


А как насчет четырехцилиндровых моделей? Не оказались ли они на втором плане после успеха трехцилиндровых машин? Сколько «четверок» вы сделали в 2014 году? 

Мы сделали 1700 четырехцилиндровых мотоциклов. Но сейчас мы полным ходом разрабатываем новую четырехцилиндровую платформу. Под нее создан совершенно другой двигатель – от прежнего он позаимствовал лишь картерные детали и некоторые компоненты «низа». Шасси и дизайн тоже в корне отличны от существующих. А главное – как и в трехцилиндровом семействе, мы предложим широкую гамму моделей, вплоть до туристической, этакий Turismo Velocissimo! 


И когда появится новое четырехцилиндровое семейство? 

На EICMA 2016 года. 


В сезоне 2014 года вы выступали в WSBK с одним гонщиком. Пригодился ли этот опыт при разработке новой платформы и каковы ваши планы на этот год? 

Да, мы получили бесценные уроки. Как вы знаете, наш аппарат был ближе к регламенту EVO, но мы не заявляли его в этой категории, чтобы иметь больше свободы в экспериментах с двигателем. В этом сезоне за нас поедет Леон Камье, который в 2014 году вошел в лучшую десятку в единственной гонке, которую проехал за нас. А в 2016 году мы выставим и второй аппарат – надеюсь, что Жюль Клюзель в этом году добудет титул в Supersport и после этого захочет перейти в старший класс. 


В 2015 году MV Agusta будет участвовать только в мировых чемпионатах или же станет также поддерживать команды в национальных сериях – скажем, в США, Великобритании и Германии? 

Нет, мы сосредоточим наши усилия на мировых первенствах – мы маленькая компания, и у нас нет средств для поддержки частных команд. Сейчас мы на 100 % сфокусированы на нашем гоночном отделении – поверьте, и его бюджет для нас просто огромен. Вот когда мы добьемся успеха на мировом уровне, тогда подумаем и о поддержке других команд. Но не сейчас. 


И последний вопрос: вы довольны своим положением? 

Да, конечно – весьма и весьма. Может быть, сидеть на пляже и лучше – но и в этом кресле неплохо.


 

Оставить комментарий

Для добавления комментария требуется зарегистрироваться или авторизоваться на сайте .

Социальные комментарии Cackle
↑ Наверх