Американская глубинка

21 февраля 2014

На земле много чудесных уголков. Некоторые еще не бороздило колесо мотоцикла, а другие заезжены настолько, что стали легендарными. Перед началом сезона мой друг Миша обмолвился, что было бы здорово прохватить по Штатам, а я, как человек действия, подхватил мысль, развил идею, и вскоре она приобрела реальные очертания.


Американская глубинка

Выпуск:
Журнал «МОТО» – февраль 2014

Автор:
Дмитрий КОХАНОВСКИЙ, фото автора и Михаила БИБИЧКОВА

Просмотры:
5794

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями:

Вопрос, куда ехать, перед нами не стоял. Маршрут между двумя городами – Чикаго и Сан-Диего, где у нас были знакомые, – решили прокладывать на месте. Главное – на чем? Прокат недешев: известный Eagle Rider запросил $ 5700 за 21 день со страховкой. Но бывшие соотечественники в Чикаго помогли приобрести слегка поезженные Suzuki Boulevard C90T за $ 6000 и Honda VTX 1300 за $ 4800, которые мы рассчитывали продать после поездки. 

Мотоциклы оформили на моего университетского друга Анзора, живущего в Сан-Диего – конечной точке маршрута, он же сделал приглашение для посольства. По американским понятиям сильно рисковал! 

Михаил и Дмитрий перед стартом из Чикаго (Иллинойс)

Утром 26 августа пожилой «Дуглас», следующий рейсом Нью-Йорк – Чикаго, благополучно приземлился в аэропорту О’Хара, где нас встретили представители русской диаспоры, чтобы проводить к нашим «коням». На следующий день двое русских на японских мотоциклах с калифорнийскими номерами стартовали с берегов озера Мичиган. 

Сначала мы отправились на родину Harley-Davidson. Платному хайвею мы предпочли периферийные дороги вдоль побережья, и пришлось долго выбираться из густонаселенных чикагских пригородов. Самая засада – это следующие один за другим перекрестки равнозначных дорог, где надо остановиться на стоп-линии и пропустить тех, кто приехал раньше (а не тех, кто справа). Недалеко от Милуоки навигатор вывел на хайвей – три полосы с отличным рифленым бетонным покрытием. 

Полувымерший шахтерский городок Пайош недалеко от Лас-Вегаса (Невада)

Сердце Миши возжелало свободы, а задница – приключений, и он стал ускоряться. Скоро показался ремонт дороги и знак, что правая полоса закрыта. Я перестроился из среднего ряда, по которому шла фура, в левый, а мой напарник, яростно крутанув ручку газа, обошел фуру справа как раз там, где стоял Highway Patrol. К счастью, полицейский был занят другим нарушителем, поэтому лишь погрозил пальцем – мол, я все видел. Повезло! Обычное ограничение скорости на хайвее – 80 миль/час, за превышение на 20 миль/час штраф около $ 1000, а в зоне ремонта сумма удваивается. 

В компактном уютном Милуоки мы сразу же отправились в музей Harley-Davidson («Мото» №10-2010). Нас ждал сюрприз: попали на 110-летний юбилей марки. Основные торжества планировались к выходным, поэтому обошлось без столпотворения. Переночуем здесь, а завтра прочь от больших городов и хайвеев! Нас ждут зеленые поля Миннесоты! Жаркий Висконсин остался позади. Море зелени, холмы, ровные двухполосные дороги. Порой казалось, что мы где-то в Беларуси. Машин немного, а полиции нет совсем, поэтому в охотку летели под 90 миль/час. А навстречу тянулось множество байкеров, к выходным в Милуоки их соберется не одна тысяча. 

Музей Harley-Davidson в Милуоки (Висконсин)

Уютный горный парк «Уайлдкэт Маунтин» подарил первые серпантинчики. Полюбовавшись с высоты обзорной площадки на орлов, парящих над зелеными равнинами, выехали к берегам полноводной Миссисипи. Мы наслаждались дорогой, идущей вдоль русла реки с многочисленными островами и заводями, а горы слева отбрасывали приятную тень. Вечер застал нас в Лэйк-Сити, одном из многих городков с таким названием. Вот она, типичная американская глубинка, наконец-то мы вдали от суеты городов! 

Ехать в Северную Дакоту нам не советовали. Там начались масштабные разработки природного газа со всеми вытекающими: огромным притоком гастарбайтеров и нелегалов, ну и естественным ростом криминала. Поэтому, обогнув Миннеаполис с юга, мы помчались на запад через прерии Южной Дакоты, наблюдая стада мирно пасущихся коров и множество машин и мотоциклов с табличкой «Sale» безо всякого присмотра. Заправок много, даже в самом захолустье. Сорта бензина от 85,5 до 91 premium. Наши «японцы» с аппетитом глотали любой. 

Вечерело, и заправщица в очередном городке поинтересовалась: «Мальчики, солнце скоро сядет. Где ночевать думаете?» И рассказала, что есть дорога на Геттисберг (но не тот, что в Пенсильвании, известный по знаменитому сражению войны Севераи Юга), а есть дорога на Пир. «Что такое Пир?..» «Так это столица Южной Дакоты, вообще-то!» И мы решили ехать в Пир. Солнце валилось к горизонту, слепя глаза, а Миша летел, игнорируя призывы ехать поспокойнее: «Да не боись, тут все так ездят!» Я, протестуя, начал отставать. Показались знаки «ремонт дороги», но Миша ходу не сбавил. И тут черной тенью на фоне заходящего солнца впереди мелькнула колонна машин. Стоят или едут – непонятно. Вижу, как Миша бьет по тормозам, колеса идут юзом, и байк, «поймав расколбас» и «поцеловав» обеими дугами дорогу, чудом сохраняет равновесие и вылетает на встречку… Счастье, что там машины успели подвинуться… Подъехав к нервно улыбающемуся Михаилу, я молча повертел пальцем у виска. 

Cтатуя ковбоя в Дедвуде (Южная Дакота)

В сумерках въехали в безлюдный Пир. В сетевом отеле Day’s Inn веселая тетя на ресепшен воскликнула: «О, Россия! К нам каждое лето привозят отдыхать детей с Украины. Я общалась с одной девочкой и даже выучила по-русски: «Тааак скууучно!» Оглядевшись вокруг, мы посочувствовали девочке. Утром пересекли реку Миссури и по прямой полевой дороге быстро долетели до Рэпид-Сити. Выходя из турцентра, увидели наползающую черную тучу. К черту обед! Рвем на поиски знаменитой горы Рашмор, где архитектор Борглум высек лики четырех президентов. На пути нам попался Блэк-Хилс, городок в лучших традициях Дикого Запада. 

Единственный пассажирский автобус в Дедвуде

Перекусили бургерами в ресторанчике, антуражем напоминавшем классический бордель из вестернов, и по серпантину стали подниматься к «горе президентов». Американцы – молодцы: из любого более-менее историчного или симпатичного места могут сделать интересную достопримечательность. И «стригут купоны». Переночевав в богатом шахтерским прошлым Дедвуде, мы устремились к легендарному Стурджису. Всемирно известное и самое масштабное байк-ралли закончилось за пару недель до нашего прибытия, но в городе и окрест всегда полно мотоциклистов, так что атмосфера соответствующая. 

Зато попали на другое ралли: город был наводнен автомобилями «Форд Мустанг» всех мастей и годов выпуска. Гуляя по сувенирным лавкам, мы попались на глаза одному из американских байкеров, который, увидев на Мишиной жилетке нашивку «Moscow», хлопнул его по плечу: «Привет, ребята! А я тоже из Москвы, только в Штате Канзас. Но наш городок поменьше вашего будет!» Приятно встретить «земляка»! 

Раритет на продажу среди полей Вайоминга

Впереди нас ждали горячий воздух и раскаленный асфальт Монтаны, поэтому обильно закупились водой и соком. Но прежде мы захватили кусочек штата Вайоминг, чтобы лицезреть знаменитую «Башню Дьявола». Эта скала – старейший «национальный монумент» США. «Башня» образовалась из магмы, которая застыла в виде изящных колонн около 200 млн. лет назад. Красота и безлюдье бескрайних просторов «штата большого неба» имеют и обратную сторону: бензин на исходе, а кругом степь без единого городка или заправки. Но вот на горизонте замаячил старый, словно с фотографий вековой давности, городок Халлет. 

Музей Harley-Davidson в Милуоки (Висконсин)

Поколесив по улицам, заправки не нашли. Зато увидели старое деревянное здание с обшарпанной вывеской «Bikers Bar». Будто в кино! Из-за ветхой барной стойки на нас уставились с десяток бородатых дядек а-ля Бобби из сериала «Дети Анархии» и пожилая барменша. Она-то и объяснила, что заправка – это сарай без вывески с двумя старыми колонками. Монтана встретила нас не только прямыми дорогами, но и дорожными работами на десятки километров. И это не перекрытые полосы, как в Миннесоте, и не реверсивное движение, как в Айдахо, а просто гравийка. 

К вечеру подкатили к воротам мемориала Литл-Бигхорн, этакого американского варианта Бородинского поля. Здесь, у реки Литтл-Бигхорн, в 1876 году произошло сражение между индейским союзом лакота-шайенны и Седьмым кавалерийским полком армии США. Последним не повезло: индейцы здорово их потрепали, уничтожив пять рот вместе с генералом Джорджем Кастером. Сейчас принято воспринимать это противостояние как национальную трагедию, в которой нет плохих и хороших, завоевателей и борцов за свободу. 

Ночной Лас-Вегас (Невада)

Жара спала, и мы не спеша прокатились по узеньким дорожкам мемориала. Уже в сумерках выскочили на шоссе и наугад свернули в ближайший населенный пункт в поисках ночлега. Им оказалась дыра под названием Хардинг. Отелей мало, зато травы много. Настал момент разбить палатку. Большинство кемпингов в США – это большая гравийная парковка для кемперов и маленькая зеленая полянка для тех, кто по наивности считает, что кемпинг – это палаточный лагерь. А еще домик лендлорда (хозяина) и помещение под санузел (иногда встречается душ и даже прачечная). Только разбив палатку, мы осознали стратегический просчет: с одной стороны шоссе, а с другой – железная дорога с постоянно гудящим «товарняком». А периметр охранялся любопытными толстыми котами. «Что ж, этой ночью спать не придется», – подумал я и достал припасенную бутылку. 

Утро бессонной ночи встретило нас моросью и свежеразбодяженным кофе. Наша цель – национальный парк «Йеллоустон». Дорога лежала через пустынную местность, однообразие которой нарушали лишь овраги да невысокие холмы. Мы выбрали северо-восточный въезд и не прогадали. Путь шел через горные перевалы, высота которых доходит до 3500 м, а снег не тает круглый год. Спустившись в долину, уперлись в ворота. Памятуя о том, что впереди еще немало заповедников, мы приобрели годовой абонемент во все национальные парки США (всего $ 80 на двоих, если учесть что разовый билет на одного – $ 18–40). 

На огромной территории «Йеллоустона» находятся озера, реки, каньоны и пещеры, растет около двух тысяч видов растений, встречаются несколько сотен видов млекопитающих, птиц, рыб и всяких гадов. Немудрено, что на ровной двухполоске периодически возникают заторы. Виновником первого стали бизоны, подошедшие вплотную к дороге. Туристы сгрудились в два ряда, чтобы их сфотографировать. Повезло, что мы на мотоциклах, ведь стоявшие рядом рейнджеры не обращали на коллапс никакого внимания. 

Арка из рогов парнокопытных в Джексоне (Вайоминг)

Через парк проходят несколько асфальтированных дорог, проложенных в виде восьмерки, которые охватывают основные достопримечательности. Вместе с садящимся солнцем в лесную долину потянулся холодок, и мы поспешили на поиски ночлега. На огромной территории парка всего 9 отелей, и стоимость номеров доходила до $ 250. К счастью, неподалеку оказался кемпинг ($ 23 с носа). 

Вид на «Moon craters» недалеко от Айдахо Фолл (Айдахо)

Смотритель предупредил, чтобы мы обязательно вытащили всю еду (включая консервы) из сумок: «Ночью медведи заходят, могут вас слопать вместе с палаткой, если учуят что-то вкусное. Мобильники тут не работают, но вон на той елке есть телефон 911. Звоните, если вас начнут кушать», – добавил он с улыбкой. Мы разбили палатку, сложили припасы на столе и стали разглядывать беспокойных соседей. С одной стороны темнокожие ребята шумели и крутили рэп, с другой китайцы в маленькой палатке занимались чем-то приятным. Мы сгоняли за дровами (вязанка – $ 8) и развели костер в специальной яме. Отужинали «остатками былой роскоши» (орешки, чипсы и т.п.) и допили водку. Закинув к соседским палаткам по маленькой шоколадке (на всякий случай), мы отправились спать. Медведи начнут не с нас. 

Дорога из Лас-Вегаса в Пейдж (Невада)

Ночь прошла без происшествий, а утром стал накапывать мелкий дождь. Быстро упаковали вещи и сели завтракать на берегу высокогорного озера Йеллоустон. А часом позже любовались удивительными гейзерами на другом его берегу. Небо прохудилось. Укутавшись в дождевики, мы двинулись через горы. На границе парков «Йеллоустон» и «Гранд-Титон» попали в затор: бизоны, вытянувшись в длинную цепочку, не спеша пересекали дорогу. Чтобы перебраться в более гостеприимный в плане погоды Айдахо, необходим марш-бросок через горный перевал.

И снова серпантин и высота за три тысячи, но на этот раз дождь и длинные крутые спуски. Дождь закончился так же внезапно, как и начался: дорога, обогнув хребет, поменяла направление, и циклон остался в стороне. Мы снова оказались в лете, а перед нами открылись просторы штата Айдахо с ровными дорогами средь золотистых полей. Спустя пару часов въехали в уютнейший городок Айдахо-Фолс, названный так из-за множества водопадов на реке Снейк, протекающей через центр города. На берегу увидели симпатичный отель с адекватным ценником. День закончился в домашнем ресторанчике Applebees за кружечкой эля и стейком в медовом соусе. 

Пикап для туристов в каньон Антилопы. Пэйдж, резервация навахо (Аризона)

На следующее утро решили посетить любопытное место – национальный монумент «Лунные Кратеры». На окраине города мы остановились на заправке. Миша, ехавший в жилетке своего клуба Assholes on Wheels MCC, имел успех у многих американцев: название вызывало улыбки и желание с ним сфотографироваться. Но подъехавшая на старом джипе пожилая женщина с растрепанными седыми волосами отреагировала иначе: она сначала расхохоталась, а потом похлопала его по плечу и подарила нашивку с надписью «Your Proctologist called he found your head» («Звонил ваш проктолог, он нашел вашу голову»), оставив Мишу смущенно краснеть. 

А потом была пара сотен километров на запад. На огромных пространствах когда-то шла вулканическая активность, и местность покрылась магматическими траппами, напоминающими кратеры Луны. Прокатившись по дорожкам этого музея под открытым небом, мы обнаружили местечко «Цветы Дьявола» – лавовые поля, покрытые скудной растительностью и останками погибших деревьев. 

 
Михаил на краю Гранд-Каньона (Аризона)

Дороги в сторону Невады, пролегающие через пустынные прерии, радовали открыточными пейзажами. В местечке Твин-Фолс пересекли неширокий, но глубокий каньон, по дну которого текла уже знакомая речка Снейк. Здесь перед нами встал выбор между пороком и добродетелью, жаждой наживы и аскетизмом: свернуть в сторону мормонского Солт-Лейк-Сити или продолжать движение на юг, в «город греха» Лас-Вегас. Сделать его помог огромный грозовой фронт, висящий над Ютой. 

Мексиканский ресторан в Санта-Кларите (Калифорния)

На границе «порочного штата» местечко с говорящим названием Джекпот. Мы заночевали в небольшом городке Уэлз: три мотеля, две заправки, два борделя и одно казино городом назвать сложно, но нам нужна лишь крыша над головой, а значит, место вполне подходящее. На заправку въехали одновременно с парнем на потрепанном «Харлее». Увидев наклейку «Россия», он подошел, сказал, что почти местный – живет неподалеку… в Калгари (Канада). Всего-то 1000 миль отсюда! Одобрил наш план пересечь континент, но не понял, какой черт нас несет в Лас-Вегас. «Не, Вегас не для меня», – хмуро покачал он головой. 

Вход на киностудию Universal. Лос-Анджелес (Калифорния)

Утро мы встретили на прямом хайвее с табличкой: «До следующей заправки 130 миль». Сбросили скорость – экономим топливо. Зато можно расслабиться и насладиться: горы, облака, прекрасный асфальт, встречный ветер. До окрестностей Лас-Вегаса долетели на одном дыхании. Вскоре открылся прекрасный вид на город среди пустыни и на песчаную бурю с дождем и молниями, катившуюся с востока. Ветер начал сдувать с полосы, а Миша кричал: «Ияхууу! Давай, наваливай!» К счастью, до города добрались без происшествий. Тут Миша выдал фортель: развернувшись, помчал в сторону Фламинго-роуд, а я ушел вместе с потоком. В центре безумная давка и сумасшедшие развязки, но мы заранее договорились ехать в «Хард-Рок» отель, возле которого и встретились, подкатив с разных сторон. 

Номер стоил около $ 80, ибо день будний (по выходным $ 300– 400). Во время уикенда город забит, на Стрипе (центральном бульваре) не протолкнуться, а цены в отелях начинаются от $ 200. Вечер ушел на променад по Стрипу, осмотр фонтанов Белладжио и других фишек стоящих в ряд огромных казино-отелей. Многочисленные зазывалы и сутенеры не давали прохода, предлагая сомнительные удовольствия, но «руссо туристо – облико морале» – бюджет не позволял! Город произвел впечатление красивой афиши на большом пустыре: много антуражу и блеску, но души нет. 

На другой день в Мише проснулся бунтарь: «К черту шлем и экипировку! Здесь все так ездят! Да я даже документы брать не буду – пошло оно все!» И в ста метрах от казино был остановлен местными копами за езду без шлема, попав в весьма неловкое положение, так как документов у него тоже не было. «Словами «я же говорил» этого не выразить», – пронеслась у меня в голове фраза из фильма «Я, Робот». Пришлось выручать друга, который на ломаном английском пытался объяснить, что он вовсе не outlaw, а хороший парень, которого попутал бес. К счастью, полицейские попались вежливые и адекватные: объяснили, что ПДД Лас-Вегаса отличаются от Невады в целом, где можно ездить хоть голышом, и согласились подождать, пока я сгоняю за документами и шлемом Миши. Даже штрафа не выписали! 

Памятник морякам, погибшим во Второй мировой войне. Сан-Диего (Калифорния)

Вечер мы провели в блужданиях по лабиринтам «Цезарь-Палас» и обозрении ночного города с «эйфелевой башни» казино «Париж». Частью программы была игра на автоматах. Я выиграл $ 12,5, проиграв $ 20. Вечер удался! Душный город мы покидали без сожалений. Наш путь лежал на восток, через Юту и Аризону к реке Колорадо, в резервацию индейцев навахо. Заселились в уютный мотель и отправились исследовать город. Настоящим открытием стал алкогольный отдел в супермаркете – такого ассортимента по таким низким ценам мы не видели нигде. Бутылка «Францисканера» стоила $ 2 – дешевле, чем в Европе, откуда его привезли. Определенно, «настоящему индейцу завсегда везде ништяк»… с такими-то льготами! 

Рано утром у экскурсионного бюро уже ждал огромный джип с открытым верхом для прогулок по каньону. К нему подошла индейская дамочка лет пятидесяти и смачно сплюнула на газон жевательный табак: «Всем привет! Я Айрина, ваш гид». И нырнула за руль. Уже через 20 минут джип несся по влажному от недавних дождей дну каньона. Показав чудеса экстремального вождения, Айрина доставила нас ко входу в 500-метровую расселину, стены которой благодаря ветрам, воде и песку обрели причудливые изгибы, а когда свет падает сверху, можно увидеть самые неожиданные образы и картины. 

Вечерний вид на открытый океан. Монтерей (Калифорния)

Но впереди нас ждал другой каньон – тот самый, Гранд. Небольшой марш-бросок через пустыню, и мы свернули на запад, навстречу горным массивам. Уже в предгорьях начало каньона поражает своими масштабами. Мы поднялись выше в горы, посетили смотровую площадку, потом выбрались на смотровую башню, стоящую на самой круче, и подобрались к краю пропасти, откуда открывался потрясающий вид на весь каньон: где-то небо было пасмурным и шел дождь, а где-то лучи солнца пробивались через облачный покров и освещали горные вершины. Но сказка не длится долго: через час пришел дождевой фронт, каньон заволокло туманом и дождем. Непогода не смогла испортить впечатлений, хотя лишь спустя время в полной мере осознаешь, какие уникальные моменты ты пережил. 

И вот мы на легендарной Route 66, которая во многих местах сливается с хайвеем 40. Вечерело, становилось прохладно, да еще дождевые тучи. Решив не усложнять и без того насыщенный маршрут, рванули по хайвею в сторону Калифорнии. Чек-поинт – город Кингмен. Когда совершенно стемнело, на трассе стало неуютно: магистрали в США освещают только в больших городах, и мы ехали в кромешной тьме, определяя контуры дороги по светоотражающим элементам. Пошел дождь. Скорость упала, нас стали обгонять фуры. Но мы завели по интеркому увлекательный разговор об устройстве мира, иногда съезжая на 66-ю для дозаправки. 

Самое большое в мире дерево – «Генерал Шерман» в Роще Секвой 
(Калифорния)

Уже за полночь оказались перед немаленьким Кингменом, блестевшим сотнями огней. Перед развилкой мысленно подбросили монетку, свернули направо и… бинго! Перед нами красовалась тихая улица с 11 отелями на любой вкус. А посередине мотель Route 66 и закусочная через дорогу напротив. На следующий день хотели рвануть до Сан-Диего. Но прежде решили обследовать участок 66-й в Кингмене и были вознаграждены находкой – музеем Route 66. Ехать по хайвею до Калифорнии быстро наскучило, поэтому в районе городка Эссекс вновь ушли на пустынную 66-ю. Тут и там виднелись заброшенные дома, заправки и магазины – жизнь ушла отсюда. 

От этих постапокалиптических картин накатывало какое-то гнетущее чувство, как в Припяти. Свернули в пустыню Мохаве, к городку 29 Пальм. Пересекая холмы, заметили над полями огромное черное облако. Туча насекомых двигалась параллельно, грозя пересечь наш путь. От мысли о встрече с ними становилось жутковато. К счастью, дорога свернула, и мы въехали в городок, названный в 1852 году полковником Генри Вашингтоном, который обнаружил здесь оазис c 29 пальмами. 

Мост Золотые Ворота в Сан-Франциско (Калифорния)

Потом выскочили на 10-й трансконтинентальный хайвей им. товарища Колумба, и нам открылись пустоши, усыпанные огромными ветряками. По хайвеям до Сан-Диего долетели быстро. Странная чисто калифорнийская традиция: самые быстрые машины летят по правому ряду. Расслабленных байкеров, коих раньше встречали в изобилии, стало меньше, зато много мототуристов. Сан-Диего встретил приветливым солнцем и тихоокеанским бризом. Анзор на белой «Тойоте» с номерами GROZNY проводил к отелю. Вечер мы провели в шумном мексиканском ресторанчике в центре города, распивая эль за рассказами о наших приключениях и воспоминаниями об университетских годах. 

Пообещав вернуться, мы выдвинулись в сторону Лос-Анджелеса. На побережье сплошная движуха – люди, машины, светофоры… Через пару часов это достало, и мы ушли на хайвей. Но чем ближе «Город Ангелов», тем больше машин и грандиознее развязки. «Эл-Эй» сложно назвать одним городом: это огромное количество сросшихся населенных пунктов. А нам надо проехать эту обширную густонаселенную местность насквозь, чтобы попасть в Санта-Клариту, поближе к Голливудским холмам с их знаменитыми студиями и 70-километровым Малхолланд-драйвом, петляющим по горам Санта-Моники. 

Горная дорога в национальном парке «Йосемити» (Калифорния)

В отличие от других штатов, мотоциклистам в Калифорнии разрешено движение в междурядье, но полосы узкие. К счастью, друг предупредил, что на хайвеях есть специальная полоса не только для автобусов, но и для машин, в которых больше двух человек, и мотоциклов. Мы расслабились, скорость под сотню, никаких обгонов, так как «карпул» отделен двойной полосой. И вдруг что-то просвистело рядом! Оказалось, офицер полиции на патрульном «Харлее» валил по двойной сплошной. «Мотобату тут можно все», – скажет потом наш американский друг. К четырем пополудни заселились в отельчик в Санта-Кларите. 

Смотровая башня на краю Гранд-Каньона (Аризона)

Времени полно, можно еще прокатиться. Посмотрев на карту, обнаружили, что знаменитый Малибу находится меньше чем в сотне миль. Петляющая среди холмов дорога провела нас через городок Мурпарк, входящий в сотню «лучших мест для жизни». Дальше нас ждала глухая сельская местность, а после – адовый серпантин, уходящий куда-то к вершинам гор Санта-Сюзана. «Надо было лучше изучать рельеф местности!» – думали мы, закладывая круизеры в очередной невероятный изгиб узкого серпантина. В итоге закат мы встретили высоко в горах. Потом дорога слилась с Малхолланд-хайвей, и стало полегче. На океанские пляжи мы въехали в кромешной темноте, лишь рыбацкие катера разбавляли огоньками густой мрак побережья. «Вот он какой, Малибу! А тот, что по ТВ – фотошоп и декорации», – вздохнул я. И мы поехали на Бульвар Санта-Моники, где когда-то заканчивалась 66-я. 

Утром, протолкавшись через заторы, оказались на старейшей из ныне существующих голливудских киностудии Universal, где провели весь день в интереснейшем парке интерактивных аттракционов и павильонов с декорациями к известнейшим фильмам. На следующий день решили махнуть по «Первой тихоокеанской» на север Калифорнии, к туманному Сан-Франциско. По Сайд-фривею мы протолкались через пригород и свернули на дорогу, ведущую к побережью. Пустынная местность по обеим сторонам дороги буквально нашпигована частными нефтяными вышками. 

Авианосец Midway. Военно-морской музей в порту Сан-Диего (Калифорния)

Постепенно местность становилась все более зеленой и холмистой, а шоссе вывело на Pacific Highway №1, идущий вдоль берега Тихого Океана. С видами, открывающимися с него, не сравнится ни одна из тех дорог, что видели ранее. Путь то заводил высоко в горы, то спускал к пляжам, проходя через природные парки и маленькие цветущие городки. Масса смотровых площадок и ресторанчиков с видом на океан манили остановиться передохнуть. 

Во второй половине дня мы прибыли в уютный город Монтерей на берегу одноименного залива, где заселились в очаровательный отель «Монарх» и пошли ловить последние часы светового дня на побережье. Поужинали в уютном семейном ресторанчике, а остаток вечера провели в номере у зажженного камина. Сан-Франциско решили проехать насквозь. Большая часть города состоит из уютных разноцветных таун-хаусов, тесно прижатых друг к другу. В плотном трафике мы выбрались к знаменитому мосту Золотые Ворота и, как поняли позднее, проскочили турникеты взимания платы за проезд по полосе для автоматической электронной оплаты. Оказывается, во Фриско почти все мосты платные – $ 5, даже если едешь на такси. 

Со смотровой площадки за мостом открылся потрясающий вид на гавань и сам мост. Окленд, Ричмонд и центр Сан-Франциско как на ладони. В итоге мы остановились в Окленде и отправились осматривать порт. От многочисленных доков вдоль бесконечной набережной веяло историей. Им больше века, и многие несколько раз перестраивались, но место хранит дух прошлого. За массивными зданиями причалов виден скалистый остров с тюрьмой Алькатрас (сейчас музей). Нам повезло увидеть знаменитые туманы Сан-Франциско, похожие на облака, стелющиеся низко над землей. 

Времени оставалось все меньше, а мы еще не посетили национальный парк «Йосемити» и Рощу Секвой. Благо расстояния небольшие, и наутро мы бодро летели по местам действия фильма «Сыны Анархии» (Сакраменто, Стоктон…) на Кингз-Каньон в горной гряде, отделяющей Калифорнию от Невады. Мы снова окунулись в летний зной, зеленые поля сменила пустыня, на горизонте выросли горы. Цепь горных дорог связывает несколько парков, а у нас всего один день, поэтому рванули любоваться на гигантские секвойи. Мы ехали по тенистой аллее, образованной их кронами. На фоне самой большой в мире секвойи по имени «Генерал Шерман» наши фигурки казались крохотными. Вспомнилось детство, когда все деревья казались такими же большими, а мотоцикл «Ява» тяжеленным монстром. 

Горная дорога вдоль реки Мерсед в парке «Йосемити» (Калифорния)

Солнце стало клониться к горизонту. В кемпингах мест нет, дикарем палатку не поставишь. Пришлось вернуться во Фресно. Сразу взяли хороший темп (с явным превышением скорости), и все-таки скоро на хвост нам села машина. А когда мы остановились на площадке перед развилкой, остановилась и машина, но не по своей воле. Пока Миша настраивал навигатор, я наблюдал, как патруль рейнджеров штрафует владелицу машины. Такова особенность американских патрулей: полиция не останавливает головную машину, идущую с превышением, а садится на хвост и штрафует последнего. 

1-я Тихоокеанская дорога, вид на Биксби Бридж (Калифорния)

От Фресно в сторону парка «Йосемити» ведет прямой как стрела фривей. Среди холмов стали попадаться странные белые фермы с шестиугольными звездами на воротах и столбах. «Кто тут живет?» – спросил Миша. «Вероятно, йосемиты», – предположил я. Через пару часов мы въехали на территорию парка, пожалуй, самого большого и уютного в Калифорнии. Подъем в горы по отличным дорогам был легок, а тень лесов укрыла от палящего солнца. От переизбытка впечатлений даже забыли про обед. Зато ужин в семейном отеле у подножья гор в Вавоне показался божественным. 

Участок Трассы-66 возле заброшенного местечка Эссекс (Аризона)

Проснувшись рано утром без тени похмелья (привычного в Москве, даже если не пил), мы завтракали и смотрели по ТВ новости о наводнениях, вызванных ливнями в горах Колорадо. Вовремя мы проскочили! Задача на сегодня – 450-мильный марш-бросок по калифорнийским равнинам до Сан-Диего. Он оказался не слишком утомительным, но довольно однообразным. Мы откручивали на полную катушку почти без остановок. День выдался жаркий, и на подъезде к Лос-Анджелесу мы начали плавиться. Но прохладный тихоокеанский бриз привел нас в чувство. 

Бутылочка имбирного эля в парке Wild Cat Mountain (Висконсин)

Сан-Диего – город моряков с огромным количеством памятников и мемориалов, связанных с морской тематикой. Здесь женаходится самая большая база ВМФ США в Тихом океане. Поэтому на следующий день мы отправились на экскурсию по гавани, похожей на музей под открытым небом. Сторожевые корабли, авианесущие крейсера, плавучий госпиталь и даже корабль по технологии «стелс». 

После заката мы гуляли по набережной, не встречая не единого прохожего. Местные рано ложатся спать, и никто не нарушал созерцание ночных панорам засыпающего города, с которым на следующий день предстояло проститься. Cвой Боливар я за полцены отдал Анзору (ведь он здорово нам помог), а VTX мы продали сержанту с базы ВМФ за $ 2300, потому как времени искать покупателя уже не оставалось. Самолет British Airways, качнув крылом «Городу Ангелов», уносил на восток нас, а с нами – наши впечатления.

Хотите, чтобы о вашем путешествии узнали? 
Пишите по адресу [email protected]

 

Оставить комментарий

Для добавления комментария требуется зарегистрироваться или авторизоваться на сайте .

Социальные комментарии Cackle
↑ Наверх