Против шерсти

23 января 2015

Спидвей (и ледовый, и гаревый) всегда был сильной стороной советского, а затем и российского мотоспорта. Уроженец башкирского Салавата Эмиль Сайфутдинов – один из самых известных и титулованных отечественных спортсменов. Два года подряд (в 2007‑м и 2008‑м) он становился чемпионом мира среди юниоров, в минувшем 2014 году завоевал звание чемпиона в личном первенстве Европы. Мы поговорили о многом: о подготовке техники, о выборе шин, о клубах, в которых он выступал, и, конечно, о планах на новый сезон.


Против шерсти

Выпуск:
Журнал «МОТО» – январь 2015

Автор:
Роман АБАЛАКИН, фото Red Bull

Теги:
Спидвей / Эмиль Сайфутдинов / Интервью / Спорт /

Просмотры:
3092

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями:

Свои боевые мотоциклы ты покупаешь в готовом виде или собираешь с нуля? 

Покупаю. Чешская «Ява» вернулась к производству мотоциклов для гаревого спидвея. Хотя было время, когда мы их собирали по запчастям. 


Сколько мотоциклов обычно готовишь к сезону? 

Пять-шесть: два – на шведскую лигу, три-четыре – на польскую и личные соревнования. За прошедший сезон я сжег где‑то семь моторов. Но можно на одном и два года проездить. Если на улице жара за +35 °С, приходится пользоваться специальными фенами, которые охлаждают мотоцикл. Обычно после трех гонок – обслуживание: проверяются поршни с кольцами, чистится головка цилиндра… 


А ты все шесть мотоциклов готовишь одинаково? По опыту, какой из них убивается больше всего? 

На каждый этап шведского чемпионата готовятся два мотоцикла с двумя отличающимися по характеристикам моторами под разные условия. Приезжаешь на трек и понимаешь, по какой поверхности придется ездить: либо по твердой дорожке, либо по вспаханной. И уже на основе этого выбираешь мотоцикл. Естественно, если постоянно приходится гоняться на одном, то он и убивается быстрее. 


В чем их различия? 

Могут быть распредвалы с иным профилем кулачков, чтобы мотор сделать посильнее или послабее. Степень сжатия можно менять. 


C распредвалами и звездами ясно: меняется характеристика момента, реакция на газ. А для чего в спидвее подбирается степень сжатия? 

Чтобы мотор был более сильным или более слабым. Не для того, чтобы тише ехал. Бывают такие твердые дорожки, напоминающие гладкий стол, где с мощным мотором заднее колесо буксует даже чересчур. Но если делаешь мотор слабее, то кроме скольжения мотоцикл получает еще и ускорение. Нюансов очень много. Поэтому лично я в моторы не лезу. Есть механики, они за это получают деньги. Моя задача – вердикт: нравится или нет. 


А с резиной что? Например, ледовые гонщики, со слов Даниила Иванова («Мото» №10–2014), крайне жалуют 30‑летний Barum… 

Да, знаю. Это их тема. Но запасы тех Barum уже закончились. В гаревом же в последнее время активизировались итальянцы из GoldenTyre. Есть еще шведские покрышки Atlas (эта компания производит и экипировку), но лучшими все равно считаются итальянские. Тай Воффинден в прошлом году стал чемпионом мира именно на них, а я – чемпионом Европы и польской Экстралиги этого года. 


Каков состав твоей команды? 

Менеджер, два механика-поляка и один русский механик – они моют, собирают, полируют. А тюнеры, которые моторы делают, – это отдельные люди. В моем случае это англичанин и поляк. К ним я отправляю двигатель после двух-трех гонок на осмотр. И сам факт моей победы на чемпионате Европы – это показатель их мастерства и дополнительный плюс к репутации. 


Что они делают с мотором? 

Для начала спрашивают: «Какой мотор хочешь?» А мне, к примеру, нужен для гонки в польском Лешно. Они знают, какой там трек и какими должны быть характеристики двигателя. Поэтому собирают этакий пазл: такой‑то вал, такая‑то прокладка… 


Ты сам с мотоциклом что‑нибудь делаешь? Тот же Даниил Иванов рассказывал, что лично шипует резину

Ну ему деваться некуда. Потому что иначе – это все равно, что без шлема ездить. Шипы – это его обязанность. Я бы и сам никому не доверил. А то вдруг кто‑нибудь «от себя» зашипует, а ты потом будешь скользить и, не дай бог, сорвешься в вираже. В ледовом спидвее шипы – это самое главное. А в нашем… Я, бывает, соберу мотоцикл, цепь помажу, сцепление поставлю – вот такие вещи делаю. Раньше этим занимался постоянно. Теперь же – изредка. Потому что голова забита другим: нужно уделить внимание и физической подготовке, и сборам, и многому другому. 


Про ледовый спидвей не думал? 

Он мне нравится, попробовать охота, Даниил Иванов даже приглашал, но… Нет там достойной конкуренции на международной арене. Одна Россия там выигрывает. 


Тяжело было восстанавливаться после прошлогодней травмы? Много потребовалось времени? 

Где‑то полгода. После операции пришлось делать разные растягивания, разрабатывать колено. Потом уже начались упражнения, велосипед… Чтобы вернуться в строй, пришлось потрудиться. 


В российском чемпионате ты ездишь, скорее, факультативно. В основном в Швеции и Польше. Почему именно эти страны? 

В Польше спидвей год от года набирает популярность и развивается быстрее всего. Три лиги – и в каждой из них по восемь команд, достаточно «плотный» чемпионат. Многие иностранные спортсмены едут выступать в Польшу, потому что там и престижно, и возможности есть, и спонсоры. Считается, что на сегодняшний день самое сильное первенство – это польское, Швеция – на втором месте. Для полноценного участия в России зачастую нет финансов. Последние два этапа я тут ездил фактически за свои деньги. 


Разрешился ли конфликт с твоим прошлым польским клубом «Влукняж»? Они же, насколько знаю, тебе задолжали. 

Увы, так и не выплатили долг. Они еще пытались с меня штраф взыскать, но не получилось. Сейчас мы пробуем решить конфликт через суд. Кстати, я снова поменял клуб и следующий сезон проведу уже не в «Унибаксе» (с «Унибаксом», где поменялся руководитель и генеральный спонсор, я договорился). 


Как вообще выстраиваются отношения с польскими клубами? 

У меня своя команда из трех механиков и одного менеджера. Я заключаю профессиональный контракт, приезжаю на гонку со своими людьми, делаю дело – и уезжаю. Можно, конечно, подписать договор на клубной основе, по которому будет предоставлена техбаза, два боевых мотоцикла, моторы, комбезы и многое другое, но тогда и вознаграждение будет гораздо меньше. А так – и выгода, и полная свобода. Главное – показывать достойный результат. Правда, в последнее время стали урезать размеры гонораров, поэтому без личных спонсоров никуда. 


Ты же еще и в Питере пытаешься развивать спорт? Вместе с Геннадием Севостьяновым вы открыли мотоциклетную школу «Сайфутдинов и Севостьянов». 

Да, причем она должна была стать одновременно и спидвейной, и кроссовой. Но спидвея пока нет, потому что трек под него не готов. К нам приходят ученики от 4 лет и старше, они ездят на кроссовых мотоциклах. Мы стараемся, как можем, у нас нет никакой финансовой поддержки извне. Технику и экипировку покупали за свой счет. Поэтому даже когда к нам приходит перспективный ученик, он вынужден оплачивать абонемент на полтора-два месяца. А спорт – дорогое удовольствие… Бывает так, что кто‑то пропадает из виду исключительно из‑за того, что нет денег… Поэтому мы составили программу, проекты треков, списки техники, состав преподавателей и ради развития школы пытаемся найти инвесторов, чтобы можно было освободить ребят от платы за обучение, чтобы после занятий они попали в команду. Однако на данный момент это, скорее, способ занять детей. Жаль, все затухает: и мотокросс, и спидвей… Хотя мотокросс начал развиваться более-менее за счет любителей. А вот что со спидвеем станет – не знаю… У нас по факту есть пять команд. Но у двух из них денег нет. Если останутся только три, это будет уже не чемпионат… Вот раньше у нас спидвей был популярным видом мотоспорта. Было много лиг и команд. Мотокросс тоже не на задворках существовал. Достаточно вспомнить петербуржца Геннадия Моисеева (см. «Мото» №12–2014 – прим. ред.), который у нас в школе преподает… Все это тяжело, потому что никто не хочет помочь нам. Даже тот стадион, где наша школа находится, изначально строился под спидвей. Сейчас там автогонки проходят, а кросс – в его центральной части. И нам бы хотелось возродить там гонки по овалу… Я думаю, если это случится, то и народ пойдет. В том числе старое поколение, которое еще помнит, что это такое. Я недавно смотрел старую кинохронику: там народу было битком. 


Так ведь и сейчас во время проведения соревнований стадионы в Красногорске и Тольятти обычно заполнены… 

В целом, так везде: и в Салавате, и в Балаково, и во Владивостоке. Там, где спидвей развит. С некоторых пор есть возможность смотреть прямые трансляции по «Евроспорту». И те люди, которые еще недавно не знали о существовании спидвея, стали следить за гонками. Дисциплина‑то интересная: всего четыре круга – ничего сложного, постоянные контакты, нет тормозов, зрелищно всегда. Фанаты… В той же Польше создают свои фан-клубы… А у нас в России чиновники не обращают внимания на развитие данного спорта. Может, не чиновники даже, а мотофедерация… 


Ждешь каких‑нибудь изменений в связи с недавним избранием Александра Джеуса на пост президента МФР? 

Пока не могу сказать… Предыдущий президент Андрей Ледовский обещал привести с собой какие‑то крупные фирмы… В итоге, я слышал, у федерации не все хорошо. С Александром Джеусом я лично не знаком… Но думаю, что его целью должно быть развитие каждого вида мотоспорта. Поэтому стоит выходить на уровень министра спорта Виталия Мутко. Ведь даже в случае со спортивной лицензией, когда мы едем за рубеж для участия в Гран-при, то должны за нее заплатить МФР 900 €, в то время как напрямую у FIM это стоит 500 €. То есть мы переплачиваем 400 €… Беда. Тем более когда я спортсмен без спонсоров в России. Конечно, есть знакомые, которые помогут, к примеру, на мотор денег собрать. А я представляю честь страны на чемпионатах мира и Европы… Думаю, это неправильно. Вот у поляков финансирование идет от сборной. А у нас… Спидвей нельзя сравнивать с футболом и хоккеем, где крутятся нереальные деньги. Я думаю, развитие во многом зависит от чиновников и министерства спорта, которые следят за этим. И мне, как спортсмену, обидно, что я выступаю за Россию, а из‑за отсутствия спонсоров не могу поехать на чемпионат мира… Я два раза становился чемпионом мира среди юниоров – ничего не изменилось в моей жизни. И ничего не изменится, если выиграю мировой взрослый кубок. Просто будет стоять у меня дома – и всё. 


Не думал заняться своей собственной командой? Пусть даже на базе «Салавата»… Чтобы можно было самостоятельно решать вопросы управления, развития и, само собой, финансирования. 

В этом случае все также упирается в спонсоров. А их нет. В том же «Салавате», где у меня и мама работает, и братья – директоры, мне приходилось своими деньгами платить другим спортсменам… А у команды и долгов много (в том числе и перед спортсменами), и свои деньги я вряд ли смогу вернуть, и развития – никакого. Я за «Салават», с ними и контракт был подписан. В 2014 году участвовал в двух гонках чемпионата России: за свои деньги прилетел, на своей технике проехал, со своими механиками – никто не обращает внимания. А свою личную команду создавать – были бы инвесторы, можно было бы подсчитать бюджет определенный, контракты – и всё, у тебя есть команда. Но чтобы чемпионат был интересным, нужны и другие команды. 


Как думаешь, есть ли способ популяризировать спорт в России? 

Конечно же, телевидение должно показывать больше соревнований. И, может, имеет смысл болельщикам писать письма на имя президента и министра спорта, чтобы государство обратило внимание на мотоспорт. 


Слушай, но ведь невозможно все время и во всем надеяться на «послания свыше». Может, пора независимо от них что‑то делать? Как в той же Европе, где спорт явно не прозябает… 

Ну, наверное, там проще. Там и менталитет другой. И многим фирмам выгодно, чтобы ты их логотип на себе возил. Тем более если это показывают по ТВ. У нас такого пока еще нет. Мы же обращались к большим фирмам, включая «Газпром» и «Лукойл». Они просто смотрят – мол, не интересно. Им нужны проекты из категории «вау!». Так у «Лукойла» же есть своя спортивная автомобильная программа… Пока Ралиф Сафин был вице-президентом, у него была и спидвейная команда на базе СТК «Октябрьский»… 


На наступающий год какие планы? 

В 2015‑м снова поеду в чемпионате Европы, чей уровень заметно вырос в последние годы – там сплошь быстрые гонщики. Может быть, еще в «отборке» на чемпионате мира. Последнее пока еще под вопросом: все зависит от финансирования. Ведь у меня уже не раз было, когда ездишь до середины сезона, у тебя кончаются средства, и приходится занимать, чтобы, например, купить новый мотор… Тяжело добиться хороших результатов, когда голова забита другими проблемами.


Материалы по теме:

Оставить комментарий

Для добавления комментария требуется зарегистрироваться или авторизоваться на сайте .


↑ Наверх