Газ? Газ! Интервью с Александром Фроловым

22 марта 2013

Так уж повелось, что почти все строчки в мировом триальном табеле давно заняты либо испанцами, либо британцами. Реже туда попадают японцы и французы. Тем удивительнее было в списках зарубежных серий увидеть российского спортсмена. 


Газ? Газ! Интервью с Александром Фроловым

Выпуск:
Журнал "МОТО" - март 2013

Автор:
Анастасия Прудникова, фото автора и Евгения Бобрикова

Теги:
Интервью / Александр Фролов / GasGas /

Просмотры:
3738

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями:

Как и у любого профи, график тренировок и выступлений Александра Фролова даже в межсезонье расписан поминутно. Поэтому, когда накануне новогодних праздников он прилетел из теплой Испании в морозную и заснеженную Москву, мы не стали откладывать беседу на потом.

Как началась твоя спортивная карьера? Кто тебя привел в спорт? 

Первый мотоцикл – ЗиД-50 – мне подарил отец. Он же отвел меня в секцию мотокросса автомотоклуба МГАМК. Поначалу это были, скорее, «покатушки», нежели профессиональный спорт. А затем случился компрессионный перелом позвоночника из-за перебора с газом и последующего падения спиной на камень… 

Само собой, от кросса пришлось отказаться. Думал, что со спортом завязал. Но тут судьба свела меня и моего брата с известным каскадером. У него был триальный мотоцикл. Глядя на него, я решил: почему бы не рискнуть и не попробовать себя на новой стезе. 

Я прозанимался с ним два-три месяца, пока не выяснилось, что подбору передач, работе с подвеской и посадке он научил меня неправильно. 

В смысле – неправильно? 

Просто до триальной техники пилотирования он дошел сам, а на деле оказалось, что все по-другому. 

За какие команды ты выступал? 

Начинал с чемпионата России. Набравшись опыта, стал выезжать в Европу, где познакомился с профессиональными гонщиками, среди которых был Тадеуш Блазусьяк. Тогда я только начинал выступать за Sherco. В дальнейшем, когда стал «везти» результат и выбрался на подиум чемпионата Европы, Тэдди посоветовал испанской команде GasGas обратить на меня внимание. И вот уж пять лет как я с ними. 

В чем заключается заводская поддержка тебя как гонщика? 

Это тренировки, мотоциклы и выезды на соревнования. 

В GasGas тебе уже сказали, какой отдачи они от тебя ожидают? 

В прошлом году ставилась задача проехать чемпионат Восточной Европы. В этом – снова, а также некоторые этапы мирового первенства. Еще сам хочу попробовать свои силы в чемпионате Испании. 

Сколько в человек в твоей команде, каковы их обязанности? 

Со мной работают два механика, один тренер, который занимается моей физической подготовкой, и еще один, кто планирует программу тренировок и следит за моим состоянием. Хотя в GasGas я предоставлен по большей части сам себе. Потому что их интересует только результат. Правда, они оплачивают основные расходы, но делают это всё же неохотно. 

Проблема даже в мотоциклах, которые мне дают: стандартные не подходят для соревнований высокого ранга, а гоночные завод выдает только «по праздникам», почти в день гонки. 

Дорого обходится участие в российских и международных сериях? 

Достаточно дорого – примерно 150 тыс. евро в год. Но именно это и оплачивает GasGas. 

Какую роль в твоей карьере играют родители? 

Раньше со мной и братом много времени проводил отец: давал советы, выезжал на соревнования. Сейчас – уже нет, хотя родители всегда поддерживают по телефону и настраивают на нужную волну. 

Ты упомянул про личного тренера по физической подготовке. А кто выстраивает программу тренировок? 

Я достаточно давно тренируюсь самостоятельно. Было время, когда мне что-то подсказывал отец, но теперь я целиком и полностью полагаюсь на собственный опыт, полученный в результате совместных тренировок с тем же Блазусьяком, Рагой, Фуджинами, Фахардо и другими мировыми гонщиками. Именно благодаря занятиям со многими опытными спортсменами в Европе мне удалось найти верный подход к тренировкам. 

Сколько раз в неделю тренируешься и чему уделяешь больше времени? 

Как правило, шесть дней в неделю отведены тренировкам на мотоцикле и иногда плаванию. Правда, когда я чувствую, что мне не хватает физической подготовки, то стараюсь больше времени проводить в тренажерном зале. С набором «физухи» наверстываю упущенное в ездовой практике. Порой тренируюсь с раннего утра до позднего вечера или же по три-пять часов без остановки. Успокаиваюсь только тогда, когда слезаю с мотоцикла и понимаю, что я совсем не устал. Полное отсутствие усталости является для меня хорошим знаком. 

Отличается ли техника зального триала от уличного? 

Сказать по правде, отличается не только техника, но и мотоцикл. Так, например, мотоциклы для триала в залах (или индор-триала) максимально облегченной конструкции, у них даже нет привычного бака. Вместо него – крохотный сосуд на 300 г бензина. Этого количества хватает для прохождения одной-двух секций. 

С идеей создания на юго-востоке столицы мотовелоцентра с подготовленными площадками для триала и эндуро отец и сыновья Фроловы ходят давно. Но его воплощение – дело будущего. Пока он существует только в виде проекта.

Бывали случаи, когда топливом заправляли не полностью, – и мотоцикл глох, не доезжая до конца секции. У мотоцикла для «индора» совсем другая коробка передач – передачи более «длинные». Амортизаторы настроены несколько иначе. Вследствие борьбы с излишним весом все болты изготовлены из титана, двигатель и маятник – из магния, облицовки – из карбона. 

Складывается картина дорогого байка. Но поверьте – это того стоит. Благодаря одним только легким сплавам он «худеет» на 10 кг. В зале высота препятствий существеннно разнится, и для прохождения некоторых из них требуется очень сильный рывок. 

Вспомним хотя бы секцию с перекладинами для прыжка в высоту: на мотоцикле для уличного триала (аутдор-триала) вряд ли получилось бы взмыть вверх, не задев ни одной планки. Помимо массы мотоцикла, на технику езды влияют погодные условия. 

В «классике» глина, грязь и мокрые участки вносят фактор непредсказуемости и заставляют перестраховываться. В «индоре» ты можешь быть уверен на сто процентов, что на той или иной секции камень не окажется мокрым и ты не увязнешь в глине. Кроме того, на аутдор-байке – шесть передач: первые три идут исключительно для триала, остальные – для перемещения между секциями, которые могут быть в нескольких километрах друг от друга. У мотоцикла для триала в залах передач всего три. 

А сложнее что – индор- или аутдор-триал? 

Конечно же, «индор». Он не только сложнее, но и дороже. Это обусловлено тем, что в него нужно попасть: только восьмерка лучших гонщиков может принимать участие в чемпионате мира (шесть постоянных и два приглашенных на этап). 

Мне же больше нравится «аутдор» – тем, что ты едешь практически один и к тебе нет особого внимания со стороны публики. К чрезмерному вниманию я пока не привык (смеется). 

Раллисты или некоторые кольцевики перед каждым этапом строят тактику на гонку. В триале так же? И если да, то в чем она выражается? 

Нет, тут стратегий нет. Главное – проехать секцию чисто, без касания земли ногами. Но есть человек, который следит за результатом других и записывает их. Поэтому ты всегда в курсе, на сколько очков твой результат отличается от соперников. Самое сложное в триале – это фактор времени. Сейчас участки стали очень длинными, – и по факту это получается почти мотокросс. 

Травмы бывают? 

Чем выше уровень, тем меньше травм. Самая серьезная была на соревновании в Масленицах (Польша). Случилась она по вине механика, который забыл проверить на водной секции глубину. В результате заднее колесо сорвалось с камня, – и мотоцикл утонул, а я выбил себе палец. 

Тейпирование не делал? 

Нет, я не приемлю все эти «диковинки». Мне пластыри мешают. Лучше по старинке – без какой-либо фиксации. 

Тейпирование – наложение специальных повязок (преимущественно из лейкопластырей) для профилактики и лечения травмы, для облегчения нагрузки на мышцы, связки, суставы.

Кстати, поговаривали, что у тебя были какие-то проблемы на польской границе. Что там произошло? 

Да, было дело… В прошлом году на чемпионате Польши я защищал цвета польского клуба KKCiM SMOK Kraków. Первый этап в классе Otwarta («Открытый») я закончил на первом месте, а следующие три – на втором. А вот на последний раунд я не попал… 

При въезде в Польшу мне вернули паспорт и сказали, что граница для меня временно закрыта. Обидно, ведь титул чемпиона соседей-славян у меня был практически в кармане. Увы, пришлось довольствоваться серебряной медалью. 

Какая, по-твоему, ситуация складывается в чемпионате России по мототриалу на сегодняшний день и что нужно сделать, чтоб поднять популярность данного вида спорта среди наших соотечественников? 

На самом деле, предстоит много работы. Для начала необходим полноценный чемпионат (как «индор», так и «аутдор»). Проводить его можно совместно с эндуро или кантри-кроссом. Не помешало бы увеличить и количество этапов. Хотя и без этого за последние пять лет число заинтересованных в триале возросло. 

В одной только Москве я могу насчитать человек 40 занимающихся этим видом спорта пусть даже и на любительском уровне, а по России – более 300. Быть может, у кого-то из них проснется и профессиональный интерес. 

Как считаешь, есть среди них или профессионалов тот, кто мог бы составить тебе конкуренцию?

Есть. Один из них – мой брат. Но в ближайшие два-три года от него вряд ли стоит ожидать реальной конкуренции, потому что сейчас он усердно учится и триалу уделяет мало времени.

 

Впрочем, он обладает удивительной способностью быстро возвращать прежнюю форму после длительного перерыва. Вообще, Антон очень талантлив и легко учится новым элементам. 

И напоследок: у кого, с твоей точки зрения, самые большие шансы взять мировой титул в этом году?

Конечно же, у Тони Боу. Правда, сейчас Адам Рага набирает обороты. Пусть в 2011 году он травмировал колено и психологически сорвался, но он быстро восстановился и стал наверстывать упущенное. А вообще, за последние годы триал превратился в очень сложный вид спорта. Раньше такого не было. Но тем интереснее становится!

Материалы по теме:

Оставить комментарий

Для добавления комментария требуется зарегистрироваться или авторизоваться на сайте .


↑ Наверх