Розовая мечта

13 марта 2015

Почти семь тысяч километров, причем добрая половина по африканскому бездорожью, и всего за две недели. Много ли это? Попробуйте, мало не покажется! Недаром внедорожное ралли Africa Race, состоявшееся в минувшем январе в седьмой раз, называют марафоном. Что касается определения «трансконтинентальный» – это преувеличение. По сути, проходит он на одном континенте. Там, где родилась легенда «Дакара».


Розовая мечта

Выпуск:
Журнал «МОТО» – март 2015

Автор:
Константин КОМКОВ, фото Алена РОССИНЬОЛЯ

Теги:
Анастасия Нифонтова / Africa Eco Race / Эндуро / Гонки /

Просмотры:
2670

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями:

Весьма относительно и утверждение, что Africa Race проводится по следам классических «Дакаров». Достаточно вспомнить, что с 26 декабря 1978 года и до 1995 года знаменитый марафон стартовал совсем в иных местах – в Париже и его окрестностях. Правда, до 2000 года финишировал неизменно на Розовом озере неподалеку от столицы Сенегала. А еще сами маршруты периодически менялись в зависимости от обстановки в тех краях. До 1989 года они пролегали через Алжир, Нигер (пустыня Тенере), Мали (в этой стране погиб основатель ралли Тьерри Сабин), Буркина-Фасо (тогда еще Верхняя Вольта) и Сенегал. Иногда заворачивали в Мавританию (впервые в 1983 году) и Кот-д’Ивуар. В те годы на Черном континенте было реально проложить самый фантастический путь. Но в начале девяностых Алжир вступил в период вооруженного противоборства между правительством и группами исламистов, и в 1993‑м «Дакар» погостил в этой стране в последний раз. Насилие стало расползаться по Африке после войны в Персидском заливе, и марафон проходил через Ливию, Чад и Нигер. Однако в 1994 году в Нигере начались столкновения повстанцев-туарегов с правительственными силами, затем военные действия распространились на Чад, Сьерра-Леоне и север Мали. В результате гонка оказалась прижатой к западному побережью Африки, и бескрайняя Сахара сжалась, как шагреневая кожа. Попытки найти альтернативы предпринимались в 2000 и 2003 годах, когда конечными точками назначались Каир и Шарм-эш-Шейх. Но чаще всего, начиная с 1994 года, «Дакар» посещал территории Мавритании (туда за 30‑летнюю историю он заворачивал два десятка раз) и Королевства Марокко (в общей сложности 12 раз). 

Так продолжалось вплоть до 2008 года, когда из‑за террористической угрозы (тогда французское правительство «не рекомендовало» пересекать границу Мавритании) был отменен юбилейный тридцатый «Дакар». Следующий состоялся уже в Латинской Америке, а трехкратный победитель и экс-директор Юбер Ориоль провел свой собственный африканский марафон, который пришлось назвать Africa Race. 

И все же компания Amaury Sport Organisation (владелец бренда Dakar) попыталась через суд запретить новую гонку. Впрочем, претензии могли коснуться только лично Ориоля, поэтому ему пришлось выйти из состава оргкомитета. Что же так напугало ASO? Видимо, в тот момент у нее не было уверенности в рентабельности свершившегося переезда в Латинскую Америку, а в случае успеха Africa Race, занявшего даты и место финала «Дакара», вернуться в Африку было бы непросто. 


Зачетный бомонд

На самом деле конкуренции имело смысл опасаться организаторам Africa Race, ведь к трем десяткам число участников мотозачета приблизилось только через четыре года. На этот раз на улочках курортного Сен-Сиприена было многолюдно, особенно рядом с местным казино Joa на набережной Артюра Рембо, где участники проходили административные проверки. Бесспорным лидером считался 47‑летний норвежец Пал-Андерс Уллевалсетер. Еще бы, когда он девять раз с 2002 года приезжал в первой десятке, а в 2010 году поднялся на вторую ступеньку подиума! Но незадолго до окончания приема заявок в списках появилась фамилия Фретинье. Того самого 44‑летнего Давида Фретинье, многократного чемпиона Франции и чемпиона мира по эндуро, за плечами которого пять «Дакаров», три из которых он закончил в первой пятерке (лучший результат – третье место в 2009 году) и еще один в 2004‑м на седьмом. Вот только мотоцикл, который он вывел на старт, вызывал определенные сомнения: туристический эндуро Yamaha XT1200Z Super Ténéré, пусть и подготовленный в Италии, мало подходит для езды по мавританским дюнам. Впрочем, для «тяжелой» категории, в которой в гордом одиночестве и оказался этот байк, предлагался несколько облегченный маршрут. 

Судя по стартовым номерам, организаторы высоко оценивали шансы 36‑летнего австрийца из Зальцбурга Роберта Тойретцбахера, продемонстрировавшего свои способности годом ранее, марокканца Арита Габари и гонщика из Алма-Аты Вадима Притуляка. Кстати, последний выступал на КТМ 500 EXC, благо регламент Africa Race допускает категорию «+450 см³», где кроме него заявились еще четыре пилота. 

Украшением должен был стать женский зачет. До сих пор участие представительниц прекрасной половины человечества в столь изнурительных состязаниях вызывает восхищение. И это несмотря на то, что уже на старт самого первого «Дакара» в 1978 году вышли семь мотогонщиц. Да и потом их было немало. Но вот россиянки еще никогда не выступали на внедорожных марафонах. Первооткрывательницей стала Анастасия Нифонтова, успевшая в минувшем году занять второе место в женском чемпионате мира FIM по внедорожным ралли. На практически стандартной Husqvarna FE450 ей предстояла борьба с опытной англичанкой Пэтси Квик, знакомой с «Дакаром» с 2003 года и добравшейся до Розового озера в 2006 году. 


Предсказуемая интрига

В четвертый раз за свою семилетнюю историю Africa Race стартовал из пляжного Сен-Сиприена, хотя настоящая гонка начиналась лишь после переправы через Средиземное море. Именно от марокканского Надора был проложен маршрут до столицы Сенегала общей протяженностью 5739,5 км, из которых больше половины (3430 км) приходились на спецучастки (СУ). Всего же – 12 этапов: пять по Марокко, шесть по Мавритании и один по Сенегалу. Что сопоставимо по протяженности со спортивным дакаровским 1997 года, когда из‑за неимоверно длинных дорожных связок СУ занимали лишь 3169 км из 8500 км. 

На первом, самом коротком, 117‑километровом СУ (завершающий 24‑километровый вокруг Розового озера не в счет: он в зачет не идет), не совершив ни одной навигационной ошибки, вперед вышел Уллевалсетер, обогнав на восемь минут своего соотечественника Йона-Олава Линдтжорна. В первой пятерке спортсменов, чье отставание от лидера не превышало 20 минут, оказались также бельгиец Жиль Вандервейен, австриец Тойретцбахер и итальянец Стефано Пеллони. После того как на 19‑м километре СУ отвалилась «башня навигации» (на ней, кроме «перемотчика» дорожной книги, крепятся раллийный одометр, повторитель курса, GPS-навигатор, а также приборы безопасности Iritrack и Sentinel), безнадежно, почти на полтора часа, отстал Фретинье. Надо сказать, разминочный СУ сознательно был проложен неподалеку от Надора, чтобы у всех была возможность засветло проехать по длинной связке до Эр-Рашидия на востоке Марокко. Потому как в последнее время организаторы стараются без нужды не утомлять гонщиков дорожными связками, и эта (463 км) была одной из трех самых протяженных. 

Утром следующего дня, когда участники отправлялись на второй СУ предновогоднего этапа, заворачивавшего в дюны, их мотоботы еще были покрыты инеем. Но такая погода вполне устроила норвежца. Во всяком случае, Уллевалсетер привез финишировавшему вторым намибийцу Инго Валдшмидту более 46 минут, в свою очередь почти на девять минут опередившему Вадима Притуляка. И получилось так, что его преимущество над ближайшим преследователем Вандервейеном по сумме превысило час уже в самом начале гонки. По меркам спорта, серьезный задел. И это притом, что до Дакара было еще далеко! 

Тогда же впервые заставила о себе заговорить Анастасия Нифонтова, показавшая седьмое время и обошедшая на 16 минут Пэтси Квик. Возможно, памятуя о том, что в этом виде спорта требуется опыт, она поначалу осторожничала. А может, просто потому что еще во Франции ее сильно продуло – как‑никак под конец первого СУ термометр показывал пять градусов. Были проблемы и с навигацией, но это все равно не помешало россиянке закрепиться на промежуточной 12‑й позиции. 

Позже не смутили ее и пески эрга Шегага: в первый день нового года на третьем этапе, ставшем самым длинным (448 км) после того, как пришлось огибать озеро Ирики между Фум-Згид и Мхамид-Эль-Гузиан (зимой оно обычно пересыхает), она пришла пятой. А вот главная соперница преждевременно сошла: после неудачного падения англичанку, как и еще двоих гонщиков, эвакуировали в ближайший госпиталь. 

И без того внушительный отрыв Уллевалсетера ко дню отдыха, по обыкновению разделяющего гонку пополам, превысил два часа. Но делать прогнозы было рано. К тому же обострилась борьба за второе место между австрийцем Тойретцбахером и бельгийцем Вандервейеном. 

Разыгравшаяся на следующий день песчаная буря не позволила взлететь вертолетам сопровождения, из‑за чего первый (174 км) из шести мавританских СУ пришлось отменить, а участников отправить на бивуак к колодцам Шами. Хотя на остававшихся пяти этапах все равно хватило сложностей, но ни изнуряющая жара, ни море песка, ни сложная навигация не внесли существенных изменений в сложившийся расклад сил. Разве что дебютант Валдшмидт переиграл на десятом этапе Вандервейена, что помогло ему занять третье итоговое место вслед за Тойретцбахером, участвовавшем в этом ралли во второй раз. А на верхнюю ступеньку подиума седьмого по счету ралли Africa Race поднялся «викинг» Уллевалсетер. 

Анастасия Нифонтова тоже исполнила свою мечту, успешно завершив дистанцию на берегу Розового озера. Причем это был не просто доезд – предел мечтаний любого дебютанта, – но и выдающийся пятый результат под занавес гонки на сложном десятом этапе, закономерно превратившийся в итоговое седьмое место в общем зачете, среди 19 добравшихся до конца мотоциклистов.


Материалы по теме:

Оставить комментарий

Для добавления комментария требуется зарегистрироваться или авторизоваться на сайте .


↑ Наверх