Дети в подземелье

13 мая 2015

Пит-байк – игрушка или транспорт диверсанта? Английские десантники Второй мировой точно знали ответ на этот вопрос. Мы решили проверить, насколько современные аппараты подходят для разведки, и отправились на них в одно из самых таинственных подземелий Москвы.


Дети в подземелье

Выпуск:
Журнал «МОТО» - май 2015

Автор:
Дмитрий ФЕДОТОВ, фото Александра БАТЫРУ

Теги:
Тест-пробег / Питбайк / Неглинка / Kayo / Apollo /

Просмотры:
4070

Оставить комментарий

Поделиться с друзьями:

Заточенная под землю два века назад, река Неглинка не перестает привлекать следопытов и любителей острых ощущений. Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи» описал Неглинку как подземную клоаку, в которую он, как настоящий журналист, не преминул спуститься, и не единожды. По его стопам прошли уже сотни туристов, присоединились к ним и мы — но не пешком, а на двух колесах. Тем более что — уж не знаем почему — с началом кризиса спрос на маленькие и шустрые пит-байки заметно вырос.

По словам продавцов, пит-байки с маленькими колесами покупают не так охотно, как с большими, но в нашем случае именно размер колес был критичен: компактность – определяющий фактор в подобном путешествии.

Однако выходов наружу Неглинка не имеет («открытое» русло реки на Манежной площади — водопроводно-хлорированная бутафория), а все экскурсии начинаются у канализационного люка. Значит, главный критерий для техники — способность в этот люк пролезть. Популярные на рынке пит-байки Kayo и Apollo, судя по нашим замерам, должны были великолепно вписаться в 55-сантиметровый диаметр стандартного люка, естественно, после разборки.

Огромную роль в нашем походе играла масса пит-байков. Аппарат с открученными вилкой и баком быстро может быть перенесен только вдвоем, а спускать и поднимать через люк вообще лучше втроем. «Аполло» немного легче «Кайо», а значит, его немного легче таскать в разобранном виде, но в собранном виде, на ходу разница практически не чувствуется.

Сняв вилки и рули и выкрутив нижние болты крепления моноамортизаторов, примерились к люку. Оба испытуемых пролезали лишь наполовину, упираясь пробкой бака. Демонтировали: у Kayo сиденье прикручивается саморезом из-под заднего крыла, бак — двумя винтами к кронштейнам по бокам рамы. С баком Apollo также пришлось повозиться, зато чуть удобнее снимать сиденье, закрепленное на быстросъемной застежке в задней части. И вот оба аппарата уже внизу.


«Я остался один в этом замурованном склепе и прошел по колено в бурлящей воде шагов десять. Остановился. Кругом меня был мрак. Мрак непроницаемый, полнейшее отсутствие света. Я повертывал голову во все стороны, но глаз мой ничего не различал», — писал Гиляровский. Мрак за сто лет не изменился, но знаменитому журналисту, в отличие от нас, не требовалось собрать два мотоцикла.

Слияние двух притоков – одно из самых живописных мест; в хорошую погоду уровень реки отступает настолько, что из-под воды показываются островки из грунта, намытого течением, – отличное место для привала.

На Kayo амортизатор держит простой болт с гайкой, а вот Apollo отнял больше времени из-за пары втулок, которые чудом не уронили в воду. Но пит-байк быстро реабилитировался благодаря традиционным стойкам крепления руля, в отличие от Kayo, где стойки вместе с ответной частью прикручены к траверсе сквозными болтами с гайками снизу — хорошее решение для любителя афтермаркета, но для сборки в экстремальных условиях определенный недостаток.

Двигатели обоих подопытных имеют общие корни, а отличия сводятся к карбюраторам, выпускным системам и размерности цилиндра. На ходу движки похожи как близнецы, с той лишь разницей, что Apollo чуть веселее тянет на «низах».

В любом случае оба аппарата удалось собрать практически за одинаково короткое время. Несмотря на встряску и минуты, проведенные в вертикальном положении, оба аппарата довольно быстро затарахтели моторами. Правда, для этого пришлось поработать кикстартерами, ибо электрической альтернативы у них нет. Тем лучше в экстремальной ситуации: меньше масса, проще проводка.

Галерея нового коллектора идеальна для покатушек: широкое и ровное песчаное дно вкупе с полуметровыми «набережными» проходимо на любой технике, единственный риск сломать шею возникает, лишь когда на пути попадаются трубы и бетонно-грязевые надолбы.

Прямоток на пит-байке — головная боль шпиона. Он хорош для зрителей вокруг кроссовой трассы, но раскаты грохота по кирпичным сводам довольно узких труб заставили призадуматься о защите и барабанных перепонок, и других частей тела — ведь если техника не предназначена для движения по дорогам общего пользования, это не значит, что вне таких дорог ей все будут рады. Но отступать нам некуда, поехали!

Мини-байки (наряду с обычными мотоциклами) используются и в специальных силах армии США. Они легче, чем популярные 250-ки, могут быть легко доставлены на парашюте, а также закреплены на бортах вертолета МН-6 или позади автомобиля. Часто мотоциклы оснащаются инфракрасной фарой и кронштейнами для вооружения и спецсредств. Вот снимок офицера армии США во время учений в 2012 году. Фото сержанта Чарльза Ларкина.

Обутые в зубастые шины колеса неплохо цепляются за кирпичи, покрытые скользким налетом, а отсутствие светотехники (призрачная дань маскировке) компенсируется налобным фонариком, натянутым на шлем. Полтора километра по старому, историческому руслу, и вот мы стоим на краю водопада — здесь река переходит в новый, построенный в 70-х годах прошлого века коллектор. Чуть дальше, в ныне замурованном старом коллекторе, проходящем под Трубной площадью, вышел на поверхность Гиляровский, а мы продолжаем путь.

Крутой и скользкий свод подземного водопада с бурлящим потоком поначалу выглядит пугающе, но глаза боятся, а руки делают. Возможностей наших пит- байков вполне хватило и для безопасного спуска, и для уверенного подъема против течения.

Скользкий бетонный свод вкупе с сильным клокочущим течением пугает лишь поначалу: для безопасного съезда обеим машинам вполне хватает и подвесок, и тормозов. За широким тоннелем с низким сводом поворот направо, на хайвей. Да, бетонно-щитовые стены с асфальтированными тротуарами не живописны, как кирпичная кладка, зато широкое русло вкупе с песчаным дном и невысоким уровнем воды позволяют как следует открутить ручку. Подводные камни, мусор и крупные бетонные заструги встречаются и здесь, но поверхность воды выявляет их лучше любого радара: вовремя их высматривать удается даже в тусклом свете фонаря.

Пит-байк – идеальный транспорт для подобных выездов: к его достоинствам относится не только скорость и всепролазность, но и возможность быть пронесенным «под одеждой», позволяющая находить новые белые пятна на затертых до дыр картах.

Здесь коллектор проходит под оживленной городской улицей; автомобили, особенно наезжая на канализационные люки, создают такой грохот в тоннеле, что за акустическую маскировку можно не волноваться и крутить моторы на всю. Коробки передач обоих питов работают почти по привычному простым мотоциклистам алгоритму: «нейтраль» — вниз, а все остальные, включая первую, вверх, поэтому вопросов не возникало ни с разгоном, ни с поиском «нейтрали». Пугали фильтры нулевого сопротивления, нещадно заливаемые водой, но за всю поездку отжимать фильтр пришлось лишь у Apollo, видимо, у Kayo он был лучше пропитан маслом, да и дополнительный щиток частично закрывает его от потока брызг с заднего колеса.


Бетонный тоннель оказался довольно длинным и извилистым, но километров через пять мы снова въехали в старый коллектор, сооруженный в 1860-х годах. Кирпичная кладка, яйцевидный свод с тротуарами, обрамляющими изогнутое русло реки — вот это подземелье! Над нами Манежная площадь. Но, как все хорошее, искусный свод быстро закончился и через километр уперся в трубу, проходящую у стен Кремля и заканчивающуюся в Москве-реке.


В ней течение чуть не сбивает с ног, поэтому в дельту Неглинки внезапно проснувшийся инстинкт самосохранения порекомендовал не соваться. Возвращались по тому же маршруту и, если не считать попытки уехать в неизвестно куда ведущий коллектор и штурма водопада, обратный путь мы проделали без приключений. Она ждали нас позже.

Уже у выхода, в месте, которое Гиляровский описал как «против дома Малюшина, близ Самотеки», со стороны той самой Самотеки раздался мощный утробный гул.

Не придав ему значения, мы начали неспешно собираться, паковать скарб и готовить пит-байки к подъему, как вдруг все, кто находился с нами, заметили усиливающиеся течение и понемногу поднимающийся уровень воды. Дождей не было уже много дней, снег растаял, поэтому такого сюрприза организаторы тура не ждали.

Важнейшая составляющая покатушек по подземным рекам – вода. Любой дождь или снегопад резко поднимают ее уровень, делая участки непроходимыми. Но даже в сухую погоду есть риск быть смытым грунтовыми водами, которые частенько откачивают в коллектор.

Шутка про Титаник спасла от накатывающего страха, перерастающего в панику секунд на сорок, ровно до того момента, как наш проводник сказал, что через десять минут здесь будет полтора метра воды, которые, учитывая силу течения, обещали нам устроить такой аква-парк, какой нам не снился даже в страшных снах.


Уверен: ни я, ни мои компаньоны, с которыми мне в разное время приходилось проходить и огонь и воду, никогда так быстро не орудовали гаечными ключами и шестигранниками. Вынуть вилки, открутить рули, баки, сиденья и амортизаторы в бурлящем потоке — задача непростая, особенно помноженная на два аппарата, но нам хватило не более шести минут, чтобы разобрать их и вытянуть из колодца за веревку, поднять все пожитки и выбраться самим. Еще никогда я так не радовался свежему воздуху и дневному свету!

Темнота под землей – абсолютная, свет елезаметно просачивается лишь через шели канализационных люков, и ориентироваться по нему невозможно. Атмосфера жутковатая и тем притягательная.

Воздух на поверхности оказался значительно холоднее вечных плюс десяти в коллекторе, поэтому вымокшим партизанам ни оставалось ничего, кроме как пытаться согреться, собирая поднятые на поверхность питы и провожая взглядом очередную группу «диггеров».


В. Гиляровский, «Москва и москвичи».

«В древние времена здесь протекала речка Неглинка. Еще в екатерининские времена она была заключена в подземную трубу: набили свай в русло речки, перекрыли каменным сводом, положили деревянный пол, устроили стоки уличных вод через спускные колодцы и сделали подземную клоаку под улицами. Кроме «законных» сточных труб, проведенных с улиц для дождевых и хозяйственных вод, большинство богатых домовладельцев провело в Неглинку тайные подземные стоки для спуска нечистот, вместо того чтобы вывозить их в бочках, как это было повсеместно в Москве до устройства канализации. И все эти нечистоты шли в Москву-реку.»

«Я задел обо что-то головой, поднял руку и нащупал мокрый, холодный, бородавчатый, покрытый слизью каменный свод и нервно отдернул руку… Даже страшно стало. Тихо было, только внизу журчала вода. Каждая секунда ожидания рабочего с огнем мне казалась вечностью. Я еще подвинулся вперед и услышал шум, похожий на гул водопада. Действительно, как раз рядом со мной гудел водопад, рассыпавшийся миллионами грязных брызг, едва освещенных бледно-желтоватым светом из отверстия уличной трубы.» 

«Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам водопады стоков с улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будто от рушащихся зданий, заставил меня вздрогнуть. Это над нами проехала телега.» 

«Я прошел к Малому театру и, продрогший, промочив ноги и нанюхавшись запаха клоаки, вылез по мокрой лестнице. Надел шубу, которая меня не могла согреть, и направился в редакцию, где сделал описание работ и припомнил мое старое путешествие в клоаку. На другой день я читал мою статью уже лежа в постели при высокой температуре, от гриппа я в конце концов совершенно оглох на левое ухо, а потом и правое оказалось поврежденным. Это было эпилогом к моему подземному путешествию в бездны Неглинки сорок лет назад.» 

Гиляровский писал о коллекторе Неглинки как о зловонной клоаке с каменными сводами, покрытыми слизью и торчащими из стен трубами, через которые то и дело в реку сливались нечистоты из близлежащих домов. За век экологическая обстановка сильно изменилась: трубы по-прежнему торчат, но никаких субстанций из них уже давно не сочится, трупов собак и мусора тоже нет (пара пивных бутылок и десяток окурков, смытых дождем, не в счет), да и стены в большинстве своем чистые, не считая плесени и крошечных сталагмитов на потолках. Даже вода прозрачна и не сбивает с ног запахом, хотя, по заверению современных экологов, обольщаться не стоит: ее содержимое покроет добрую половину таблицы Менделеева.


Итог 

Наши подопытные оказались идеальными спутниками для искателей приключений, ведь их размеры и конструкция позволяют успешно пролезать туда, куда пролезет не каждый велосипед. Простые и надежные решения обеспечивают великолепную выносливость и безотказную работу даже в таких экстремальных условиях. Кого же можно брать в разведку? Обоих тимуровцев!


Мотоцикл Kayo предоставлен салоном Rolling Moto, мотоцикл Apollo — компанией "Вилар мото". Путешествие организовано компанией "Москва глазами инженера".


Фото к статье Дети в подземелье

  • kloaka.jpg
  • kloaka-2.jpg
  • kloaka-3.jpg
  • kloaka-4.jpg
  • kloaka-5.jpg
  • kloaka-6.jpg
  • kloaka-7.jpg
  • kloaka-8.jpg
  • kloaka-9.jpg
  • kloaka-10.jpg
  • kloaka-11.jpg
  • kloaka-12.jpg
  • kloaka-13.jpg
  • kloaka-14.jpg
  • kloaka-15.jpg
  • kloaka-16.jpg
  • kloaka-17.jpg
  • kloaka-18.jpg
  • kloaka-19.jpg
  • kloaka-20.jpg
  • kloaka-21.jpg

Материалы по теме:

Оставить комментарий

Для добавления комментария требуется зарегистрироваться или авторизоваться на сайте .


↑ Наверх